Павел Амнуэль
«Расследования Бориса Берковича»


    Главная

    Об авторе

    Млечный Путь

    Блог

    Друзья

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru


Глава 6


УВАЖАЕМЫЕ ГОСТИ

    
    
     – Современные технологии – это нечто фантастическое! – сказал Йосеф Горкин, осторожно передавая Максиму Перельмутеру предмет, который лежал на его ладони. Предмет, о котором шла речь, представлял собой небольшой цилиндрик, похожий на ракету с очень маленьким стабилизатором. – И что, эта штука действительно содержит... Сколько, вы сказали, можно на нее записать?
     – Тридцать гигабайт, – улыбнулся Максим, забирая у собеседника новый, придуманный и сконструированный в их лаборатории накопитель информации. – На сегодняшний день это самый маленький в мире съемный жесткий диск. И что очень важно: у него так называемый usb-вход – достаточно просто подсоединить разъем... ну, как в цифровом фотоаппарате... и готово, можете работать.
     – Фантастика! – повторил Горкин. В компьютерах он понимал мало, в каких-то разъемах – тем более, но Максимом Перельмутером, молодым гением-разработчиком, полагалось восхищаться вслух, причем достаточно громко, чтобы слышали все собравшиеся. Все должны были знать, что фирма Горкина намерена переходить на новейшие технологии, готова конкурировать с кем угодно, а Перельмутера, конечно же, купит с потрохами – такой зарплаты, как в "Эндекс махшевим", молодой гений не получит нигде, даже у таких монстров рынка, как "Интермеридиан".
     На вилле у вице-директора "Интермеридиана" Шая Менделя собрались шестеро – хозяин устраивал нечто вроде презентации. Демонстрировал он, впрочем, не столько компьютерные достижения, сколько свою коллекцию вин и замечательное (на самом деле замечательное, никто в этом и не сомневался) собрание миниатюрных изделий из слоновой кости, среди которых была удивительная по красоте работа неизвестного резчика, изображавшая питекантропа, читающего книгу. У бедняги глаза вылезли на лоб от напряжения, фигурка получилась очень забавной, а если учесть, что размером она была не больше спичечного коробка, то этим произведением искусства следовало восхищаться.
     Все и восхищались. Кроме хозяина, молодого гения Перельмутера и Йосефа Горкина, присутствовали еще Алекс Визбор с женой Диной и Макс Лотман, бродивший по вилле с отсутствующим видом и ни на кого не обращавший внимания. Визбор был хозяином двух компьютерных старт-ап компаний и намерен был избавиться от обеих, поскольку планов у него было много, и долго возиться с одним и тем же бизнесом он не любил, не получал он от этого столько адреналина, сколько ему нужно было для хорошего физического самочувствия. Дина во всем поддерживала мужа – по той простой причине, что абсолютно ничего в его бизнесе не понимала и понимать не хотела, ей достаточно было считаться женой успешного бизнесмена, растить их единственного сына, который в свои семнадцать считал себя взрослым и сегодня, к примеру, отправился с приятелями в паб, явится под утро, уставший и сонный, а как же школа? Дина нервничала, порывалась то и дело звонить Михаэлю на мобильный телефон и лишь внимательный взгляд мужа удерживал ее от этого.
     Макс Лотман был белой вороной. Кроме хозяина виллы, он здесь никого не знал и ни с кем познакомиться не стремился. Он работал в главном офисе "Майкрософт", в Израиль прилетел в гости к приятелю, где и познакомился с Менделем, немедленно взявшим заезжего американца в оборот – надеялся, видимо, наладить с помощью гостя какие-то контакты с исследовательским отделом фирмы. Во всяком случае, об этом свидетельствовали вопросы, с которыми Мендель приставал к гостю. Отвечал Лотман точно, но скупо, а потому и был приглашен в гости – у себя дома, после нескольких бокалов вина, хозяин, видимо, надеялся разговорить молчуна.
     – А что скажете вы, Макс? – спросил Мендель, отобрав у Перельмутера мини-диск. – В "Майкрософте" такие разработки тоже наверняка пользуются успехом?
     – Интересная штука, – кивнул Лотман, даже не протянув руки, чтобы взять новинку и рассмотреть ее поближе. – Очень интересная...
     Слегка разочарованный вялой реакцией заокеанского гостя, Мендель положил маленькую ракету на столик рядом с компьютером и пригласил гостей подняться на второй этаж, где приготовлен был небольшой ужин а-ля фуршет. Бутерброды по-европейски, израильские питы с фалафелем и салатами, итальянская пицца. Вина, конечно. Хозяин взял под руку Лотмана и устроил ему допрос с пристрастием. Горкин разговорился с Визбором, а Дине не оставалось ничего иного, как выслушивать нудный рассказ Перельмутера о замечательных возможностях новых нанотехнологий. Разве об этом должен говорить мужчина, оставшись наедине с красивой женщиной, даже если эта женщина давно и прочно замужем?
     Четверть часа спустя пары как-то незаметно поменялись, Дина оказалась на балконе с Лотманом, который рад был сбежать от надоевших ему вопросов и поговорить об израильской зиме, просто замечательной, не то что сырые и снежные зимы Силиконовой долины. Остальные мужчины то и дело меняли собеседников, разговоры приобрели сумбурный характер, кто-то спускался в туалет, кто-то выходил на веранду, хозяин время от времени исчезал в кабинете, чтобы отдать по телефону какие-то распоряжения. Ближе к полуночи все вышли на веранду, потому что ночь действительно стояла божественная – тепло, ясно, взошла луна, освещавшая близкий лесок и проходившую в нескольких сотнях метров от виллы железнодорожную колею.
     Какое-то движение почудилось Менделю в кустах, окружавших виллу, там, похоже, действительно кто-то притаился – во всяком случае, часа два спустя, когда на виллу приехал старший инспектор Беркович, все в голос утверждали, что таки да, в кустах сидел неизвестный, и, следовательно, именно его, которого толком никто, конечно, не разглядел, следовало подозревать в краже ценного компьютерного оборудования. И правильно поступил Мендель, пугнув незнакомца выстрелом из охотничьего ружья. Стрелял хозяин, разумеется, холостыми патронами, он вовсе не собирался в кого-то попадать даже случайно. Незнакомец убежал, все слышали, как он продирался сквозь кусты.
     А когда некоторое время спустя гости вернулись в дом и, выпив еще по рюмочке, собрались разъезжаться (да и пора было – часы пробили половину второго), хозяин неожиданно побелел, как полотно, и застыл посреди салона, протянув руку к компьютеру.
     – Где? – вскричал Мендель и повторил еще раз десять, а то и больше: – Где??
     Маленькая ракета – новая модель жесткого диска, – лежавшая на компьютерном столике, исчезла.
     – Закатилась, наверно, – неуверенно предположил Алекс Визбор и, наклонившись, заглянул сначала под столик, а потом стал шарить руками по полу, будто невооруженным глазом не было видно, что ракеты нет нигде.
     С полчаса продолжалась суматоха – искали все, искали всюду, каждый вывернул карманы и показал присутствовавшим содержимое, Дину похлопал по бедрам муж, показывая, что в платье жены нет даже маленького карманчика, куда можно было бы спрятать потерявшуюся драгоценность.
     – Это что, был единственный экземпляр? – спросил Лотман, когда хозяин, убедившись, что ни в салоне, ни у гостей "ракеты" нет, опустился на диван с видом человека, приговоренного к смертной казни.
     – Н-нет, – пробормотал Мендель. – Есть еще один...
     – Но, черт возьми! – взорвался он, выплескивая возмущение. – Это коммерческая тайна! Если кто-то скопирует... Это миллионы долларов! И что? Кто-то взял! Это... это неслыханно!
     С последним утверждением все согласились, и никто не стал возражать, когла Мендель, накричавшись, заявил:
     – Звоню в полицию. Извините, господа, но никто не уйдет отсюда, пока диск не будет найден.
     Старший инспектор Беркович собирался домой (как обычно, он задержался на работе до десяти, хотя ему казалось – и тоже, как обычно, – что время раннее и можно еще поработать), когда позвонил сержант Соломон и попросил "уважаемого Бориса" послушать ахинею, что несут на вилле Шая Менделя шесть почтенных, но, видимо, не вполне честных граждан.
     – Понятно, что тип в кустах ни при чем, – рассказывал Берковичу сержант Соломон, пока старший инспектор бегло осматривал место происшествия. Хозяин и все его гости чинно сидели на двух диванах, стараясь держаться друг от друга подальше – только супруги Визборы держались за руки, хотя и они выглядели людьми, которые не очень хорошо знакомы. – Никто в дом войти не мог – дверь на улицу была заперта на защелку, а дверь на веранду ведет из салона, и там все время кто-нибудь находился – или в салоне, или на веранде. Так что это чепуха...
     – Но не мог же кто-то из нас... – кашлянув, подал голос Йосеф Горкин. – Это тоже чепуха. Ни у кого диска нет. Спрятать здесь некуда – да мы все уже обыскали...
     – Гм... – вынужден был согласиться сержант. – Я тоже, гм... Все осмотрел и всех присутствующих... Гм... С их согласия, конечно.
     – Понятно, – сказал Беркович, хотя ему-то, только что приехавшему и еще не вникнувшему в суть дела, понятно было меньше всего. – Давайте так, господа: я буду на кухне, заходите ко мне по одному, попробую разобраться.
     Первым был, естественно, хозяин виллы Шай Мендель. Взяв себя в руки, он рассказал Берковичу о том, как демонстрировал гостям новый диск, разработку инженеров "Интермеридиана", как показывал свою коллекцию...
     – А что это за история с бродягой в кустах? – спросил Беркович. – И почему вы стреляли в человека из ружья?
     – Я не стрелял в человека из ружья! – взвился Мендель. – То есть, стрелял, конечно, но холостым патроном. У меня оба ствола всегда заряжены холостыми, потому что это не первый случай. Даже не десятый. Со стороны дороги постоянно кто-нибудь суется на мою территорию, хотя там стоит знак, что это частное владение. По ту сторону дороги, между прочим, арабская деревня, через месяц, я слышал, пресловутый забор безопасности дойдет и до этого места, а пока... Приходится отпугивать всяких...
     – Понятно, – сказал Беркович. – А почему вы построили виллу в таком месте? В двух шагах от арабов... Это не очень...
     – Это как раз очень, старший инспектор! Виллу я строил до интифады, будь она неладна, я каждую пятницу ходил через дорогу в арабский ресторанчик, кабаб там такой, что... И все относились ко мне просто замечательно. И земля тут была дорогая, и дом обошелся мне... В общем, по тем временам это были большие деньги. Сейчас, конечно, все не так... Но ведь не всегда это будет. Да я и не продам виллу за ту сумму, что она стоила в свое время...
     – Понятно, – повторил Беркович. – Как по-вашему, кто мог взять диск? Какого он размера, кстати говоря?
     – Вот, – Мендель показал средний палец, – примерно такой в диаметре и чуть короче.
     – Да? – удивился Беркович. – Вы все время говорите "диск", и я себе представил... Но это больше похоже на...
     Он нахмурился и переспросил:
     – Так кого из гостей вы лично стали бы подозревать?
     – Никого, – мрачно отозвался Мендель. – Стал бы я приглашать людей, которым не доверяю?
     – Но кто-то из них... Или вы все-таки настаиваете на версии о незнакомце?
     – Нет, конечно! Но я... Мы все и всех обыскали. Ваш сержант тоже... Ну, допустим, кто-то исхитрился и спрятал диск где-то на вилле. Так ведь он еще должен исхитриться и, когда все успокоится, диск этот забрать! Он же должен понимать, что не получится – так или иначе они все сегодня отсюда уйдут, а я тут такой обыск устрою... С вашей помощью...
     – Верно, – согласился Беркович. – Но тогда остается единственный вариант.
     – Какой?
     – Диска нет ни у ваших гостей, ни на вилле.
     – То есть? – не понял Мендель. – Вы хотите сказать, что его вообще не было?
     – Был, конечно, – улыбнулся старший инспектор. – Но сейчас его нет – ни у ваших гостей, ни на вилле.
     – Он что, испарился, по-вашему?
     – Испариться он не мог, – задумчиво проговорил Беркович. – Вы сказали, что никого из гостей не подозреваете. Я спрошу иначе: кто из гостей уже бывал у вас, а кто оказался здесь впервые?
     – Максим и Йосеф бывают у меня часто, а остальные – в первый раз.
     – Максим Перельмутер и Йосеф Горкин? – уточнил старший инспектор, заглянув в лежавший перед ним список. – Перельмутер работает на фашей фирме...
     – Он гений! – воскликнул Мендель. – Это он разрабатывал принципиальную схему диска.
     – А Горкин?
     – С Йосефом мы знакомы с армейских лет. Собственно, он и компьютерным бизнесом занялся по моему совету, я был первым, а потом...
     – В некотором роде Горкин – ваш конкурент?
     – В некотором роде Йосеф – мой друг, – несколько напыщенным тоном произнес Мендель. – Его я стал бы подозревать в самую последнюю очередь!
     – Но все-таки стали бы? – спросил Беркович.
     – Ну... Не знаю. Если только весь мир сошел с ума. Да какая разница? Йосеф вывернул свои карманы, как и другие. Диска у него нет. А спрятать в другой комнате... О том, что это глупо, мы уже говорили.
     – Да, конечно, – протянул Беркович. – Хорошо, господин Мендель, пройдите, пожалуйста, в свою спальню, я не хочу, чтобы вы сейчас общались с подозре... с гостями.
     Вторым старший инспектор вызвал компьютерного гения Максима Перельмутера. Гений думал о чем-то своем и на вопросы Берковича отвечал с рассеянным видом, предпочитая короткие фразы – впрочем, все его ответы были точными.
     – Вы часто бывали раньше на вилле?
     – Два-три раза в неделю.
     – Это было дружеское общение или деловое?
     – Только деловое.
     – Вы знали, что у господина Менделя есть ружье, которым он отпугивает арабов?
     – Да.
     – Вы это ружье видели раньше?
     – Конечно. Оно у Шая всегда под рукой.
     – Вот как?
     На этот вопрос Макс отвечать не стал, а Беркович не стал уточнять. Ружье – старший инспектор это уже знал – висело на стене в салоне между книжным шкафом и полками с компакт-дисками.
     – Вы знали, для чего господину Менделю ружье? Он ведь не любитель охоты?
     – Знал.
     – При вас прежде господин Мендель уже стрелял из ружья, чтобы отпугнуть непрошенных визитеров?
     – Да, многократно. Каждый раз.
     – Вот как? – повторил Беркович и задал последний вопрос: – Вы давно работаете на "Интермеридиане"?
     – Шесть лет. Сразу после армии.
     – Спасибо, – сказал Беркович. – Сержант проведет вас на второй этаж, в кабинет, побудьте там, хорошо?
     Похоже, Перельмутеру было все равно где находиться – он лишь пожал плечами и покинул кухню, забыв попрощаться.
     – Теперь – Йосефа Горкина, – сказал Беркович сержанту Соломону.
     У Горкина вид был скорее усталый, чем удрученный или напуганный. Дома его ждала жена, она уже раз десять звонила мужу на мобильный телефон и, конечно, беспокоилась.
     – Вашей фирме такая разработка, как новый тип диска, не помешала бы, верно? – задал Беркович вопрос, которого Горкин, похоже, не ожидал.
     – Ну... – сказал он, помедлив. – Что значит – не помешала бы? Это замечательная вещица, верно. Новинка на рынке.
     – Когда господин Мендель пригласил вас сегодня на презентацию, вы знали, о чем пойдет речь?
     – Естественно. Шай мне рассказывал. И не один раз.
     – Отлично, – оживился Беркович, – значит, у вас было время все подготовить!
     – Что – все? – нахмурился Горкин.
     – Преступление, – пояснил старший инспектор.
     Горкин поднял на Берковича удивленный взгляд.
     – Ну не надо так на меня смотреть, – покачал головой Беркович. – Вы брали ружье в руки, перчаток на вас не было, вы ведь находились на виду... Значит, отпечатки пальцев могли сохраниться, и экспертиза это покажет.
     – О чем вы? – Горкин сделал вид, что не понимает.
     – Только вы и Перельмутер знали, что ни один вечер не обходится без того, чтобы господин Мендель из ружья не отпугивал непрошенных прохожих. У Перельмутера нет мотива, а у вас есть. Все еще не понимаете? Вы взяли со столика диск – он ведь по форме напоминает пулю – и, когда на вас не обращали внимания, положили его в ствол ружья. Патрон холостой, вы это тоже знали. В кустах сидел ваш человек – вы, конечно, назовете его имя, – и ждал. Когда все вышли на веранду, он изобразил из себя араба, Мендель, как обычно, схватился за ружье... После выстрела, когда все вошли в дом, ваш человек отыскал на земле диск и скрылся. Поскольку он наверняка работает на вашей фирме, то, если я назначу обыск в вашем офисе... А в кустах наверняка остались его следы... Что скажете?
     Горкин молчал, глядя в сторону.
     – Молчание, – сказал Беркович, – знак согласия. Это такая русская пословица, возможно, вы ее слышали.
     – Я должен позвонить своему адвокату, – сказал Горкин.
     – Разумеется, – кивнул Беркович. – Только после того, как я запишу ваши показания.
     Домой он в тот вечер вернулся, когда Наташа уже спала. Прежде чем пойти в спальню, Беркович вошел в комнату сына – малыш спал в кроватке, раскинув руки, смятое одеяло свесилось на пол. Беркович укрыл Арончика и направился в спальню, на ходу снимая рубашку.
    
    
Следующая глава



Скачать на телефон видео порна. | скачать бесплатное порно видео